SociologyBest

Основы социологии

«Мужское» и «женское» в философии культуры Освальда Шпенглера
Страница 1

Материалы » Исследование основной проблемы человека в гендерной и феминистской философии » «Мужское» и «женское» в философии культуры Освальда Шпенглера

В двухтомнике «Закат Европы» О. Шпенглер представил собственную модель историко-культурного процесса. «Женское» и «мужское» стали важнейшими понятиями, с помощью которых немецкий автор пытается обрисовать самые значимые метаморфозы истории и ее динамику.

Шпенглер полагает, что история является областью взаимодействия двух начал – мужского и женского, при этом женское начало у него ассоциируется именно с растением, потому что женщина «какими-то тайными и явными узами» связана и с космосом, и с землей. А вот «мужское свободнее, звериннее, подвижнее также и в смысле ощущения и понимания, оно бодрей и напряженней». Мужчина ассоциируется у Шпенглера с микрокосмом, а женщина нет. Таким образом, подняв женское начало до космических высот в силу ее природы, он как бы отстраняет его от творческого участия в созидании истории.

При чтении Шпенглера поначалу может возникнуть соблазн аналогии с китайским подходом к мировому процессу сквозь призму инь – ян, однако такое сравнение все же было бы неверным. В конфуцианской и даосской традиции речь идет все же о равноправном соприсутствии и перетекании этих начал, взаимодействие которых обеспечивает гармонию мира. В китайской картине мира, как говорит сам Шпенглер, «становление проявляется в непринужденном взаимодействии двух принципов ян и инь, которые мыслятся скорее периодически, чем полярно». Здесь нет дискриминирующего разделения на мужское как более совершенное и женское как менее совершенное

Рассуждения о космичности женского начала постепенно обрастают у немецкого философа крайне приземленными подробностями, касающимися женского пола и его места и функций в истории вообще. В результате возникает довольно непривлекательный и убогий образ представительницы женского пола. Знакомство с этим портретом хотелось бы начать с часто повторяющегося у Шпенглера образа цветка, который ассоциируется с женщиной вообще. Эта аналогия глубоко символична, ведь в фольклоре, поэзии многих культур женщину сравнивают с цветком, и этот образ универсален. Более того, именно женщинам обычно давали «цветочные» имена, чтобы подчеркнуть изящество, красоту и целомудрие. При этом важно и другое: цветок – это символ слабого, зависимого и хрупкого существа, требующего защиты. Цветок связан с силой земли, приобщен к ее тайнам, а познать силу растений может женщина, поэтому в литературе широко распространен образ ведуньи и колдуньи. Кроме того, женщина, как и земля, – это та, которая дает жизнь. Шпенглер не только возводит эту способность рожать в абсолют, но ею женщину и ограничивает. Только в этом он видит ее предназначение. Мало того, что она, как любой цветок, неспособна к мышлению и творчеству – ей это не присуще от природы. Ничто, кроме родов и мужчины для нее вообще неважно. Если для мужчины мир – добыча, а цель его – самореализация, созидание публичной истории, то для женщины цель и добыча – мужчина и никаких иных достойных внимания объектов у нее больше не существует. Более того, как выясняется, только через мужчину она и может реализоваться и войти в историю.

Природные различия между мужчиной и женщиной, по мнению немецкого философа, очевидны и каждое из этих начал творит свою собственную историю. Все события истории «…представляют собой космическое протекание как таковое» и одновременно являются «последовательностью самих микрокосмов, охватывающая это течение, его защищающая и поддерживающая… Вот эта-то «вторая» история и есть в полном смысле мужская история – политическая и социальная: она сознательнее, свободнее, подвижнее. Она уходит глубоко назад – в истоки животного мира и в ходе жизни высоких культур принимает свой высший символический и всемирно-исторический облик. Женская же – первая история, вечная, материнская, растительная, лишенная культуры история последовательности поколений, извечно неизменная…». Учитывая, что история создается мужчинами, потому что она является фактически историей войн, завоеваний, партий, а во всех сферах культуры преобладает «мужское начало», ничего удивительного, что рассуждения Шпенглера выглядят именно так. У женщины тоже есть свой голос в истории, но Шпенглер слышит только крики рожениц, ибо ее история – частная: «Женщина одерживает победу родами…Вечно женская политика – это завоевание мужчины, через которого она может стать матерью детей, а значит – историей, судьбой, будущим». Таким образом, без мужчины она не в состоянии себя реализовать даже как космос.

Мужское и женское у Шпенглера являются своеобразными «осями координат» исторического процесса: горизонтальная ось – это так называемая родовая, частная история поколений, то есть женская, с которой у Шпенглера ассоциируется развитие социума, а вертикальная ось – это публичная или мужская история, которая связана в воображении философа с историей государственности.

Страницы: 1 2


Типология диаспор
Так как конкретные формы существования диаспор весьма разнообразны, то на первый взгляд затруднительно определить их типологические признаки. Это на самом деле так, ибо многообразие диаспор делает чрезвычайно сложным осуществление их клас ...

Социальные изменения
Резул-т одномоментного воздействия на состояние социального. объекта. Это может быть случайное и кратковременное отклонение от режима жизнедеят-ти, приводящее к негативным или позитивным последствиям. При этом следует правильно фиксирова ...

Типы семьи в период с 17-20 вв.. Классический тип: Патриархальная семья
В XVII—XIX веках главной формой семейной организации для всех сословий, не исключая и дворянства, была патриархальная семья. Все ее черты особенно хорошо видны на примере семьи крестьянской, которая была союзом родственным, а не супружеск ...