SociologyBest

Основы социологии

Политические закономерности Пьера Бурдье. Делегирование и политический фетишизм
Страница 1

Материалы » Социология политики Пьера Бурдье » Политические закономерности Пьера Бурдье. Делегирование и политический фетишизм

Делегирование – это акт передачи полномочий от одного лица другому с разрешением подписывать документы, говорить и действовать доверенному лицу от имени доверителя.

Делегирование может осуществляться одним лицом в пользу другого, а также множеством лиц в пользу одного представителя, который становится символом группы. Бурдье называет акт делегирования «магическим»: то, что представляло собой до этого собрание множества лиц, некоторое количество случайно оказавшихся вместе индивидов, как бы обретает жизнь в форме лица, воплощенного, по его словам, в социальном теле, трансцендентном по отношению к составляющим его биологическим телам.

В своей работе Бурдье отмечает закономерность: все лица, обладающие правом выражать и отстаивать интересы определённого лица или группы, - уполномоченные представители, министры, депутаты и другие - обретают власть над передавшим ему полномочия. Особенно это касается ситуации, когда одно лицо получает полномочия от множества лиц. С внешней стороны, говорит Бурдье, группа создаёт своего представителя, но в действительности представитель своим существованием и актом символического представления обеспечивает существование группы. В этом заключается двусторонний характер механизма делегирования. Получается, что группа не может существовать иначе, как делегируя свои полномочия одному лицу. «Круговой характер представительства» – так определил свою закономерность Бурдье.

Именно в игнорировании самого факта действия механизма делегирования Бурдье видит основную причину политического отчуждения и возможность для злоупотреблений. Явление узурпации власти, таким образом, часто выражается в том, что возможность представителя говорить в пользу кого-то и от имени кого-то переходит в склонность говорить вместо доверителя. Доверители по большей части от незнания ситуации, вопросов обсуждения предоставляют своему доверенному лицу свободу действий и полностью на него полагаются. Здесь Бурдье говорит о следующей закономерности: чем более люди бедны, «обездолены», особенно в культурном отношении, тем более они склонны и вынуждены для того, чтобы заявить о себе в политике, быть услышанными, полагаться на доверенных лиц. У них нет другой альтернативы: либо безмолвствовать, либо дать право другим говорить от своего имени.

Так, доверенные лица выступают в роли политических фетишей. По высказыванию Маркса, теми «продуктами человеческого мозга, которые появляются как бы одарёнными собственной жизнью». Политическими фетишами могут быть вещи, живые существа, которые «кажутся как бы обязанными лишь самим себе существованием, полученным от социальных агентов»[3, с.131]. Отдавая права и полномочия, доверители сами наделяют представителя ценностью, которая впоследствии выступает как объективное свойство личности, обаяние, харизма. Харизма становится видом власти, которая, по Веберу, как бы является своей первопричиной, выступает в качестве своей собственной основы – дар, манна, благодать. Это политическое идолопоклонство, и отделяет доверенное лицо от символизируемой им группы, давая возможность злоупотреблять полученной от группы властью.

Используя преимущество своего положения, агент может осуществлять символического насилие над группой – признанную форму принуждения. С точки зрения лингвистики, Бурдье анализирует приём, в котором проявляется структурное лицемерие уполномоченных представителей – переход от «мы» к «я», а также переход в высказываниях от изъявительного наклонения к повелительному при желании совершить акт символического насилия. Доверенное лицо, присваивая авторитет группы, может манипулировать ей, скрывая или выдавая свой частный интерес за общественный, групповой.

Рассуждая дальше, Бурдье задаётся вопросом, как же лицемерие, двойная игра доверенных лиц остаётся незамеченной. Отвечая на этот вопрос, он вводит понятие «легитимного лицемерия». Дело в том, что представитель искренне принимает себя не за того, кем является. Он не бескорыстный деятель, но и не расчётливый циник. Просто по большей части интересы доверителей и доверенных лиц совпадают, что и обеспечивает невинность и искренность двойной игры. Эту происходит потому, что существует гомология между политическим и социальным полем, которая и обеспечивает структурное совпадение между специфическими интересами доверенных лиц и доверителей. Так, доверенное лицо искренне вовлечено в игру и действительно верит в то, что делает.

Страницы: 1 2


Предыстория появления и развития социологии в России
"XVIII столетие называют веком Просвещения. Именно в этот период начинают складываться основы социальной мысли в России. Социальная мысль России до XVIII века, как известно, находилась под влиянием религии. Поэтому все социальные про ...

Социальная сущность семьи.
Платон считал что «семья создается для людей и для их блага и тогда отношения в семье должны быть равные и уважительные». Аристотель говорил что «семья это первоячейка государства. Семья есть опора государства. Внутренние отношения в сем ...

Теория Э. Эриксона
Из практики психоанализа возникла теория развития личности Э. Эриксона. По мнению Эриксона, основы человеческого «я» коренятся в социальной организации общества. Каждой стадии развития личности отвечают свои, присущие данному обществу ожи ...